Томография опровергает влияние мозга на мышление

Материал из РациоВики
Перейти к: навигация, поиск

Желающие «доказать» существование души иногда приводят следующий аргумент[1]:

Кроме того, известны факты, когда томограф фиксировал мозговую активность у пациентов, пребывавших в состоянии комы или гипнотического транса.
Другие ученые приводили в доказательство того, что мышление происходит где-то в другом месте, тот факт, что изменение активности мозга никак не влияет на процесс мышления, ссылаясь на опыты, когда томограф фиксировал активность мозга в коматозном состоянии, в состоянии гипноза.

Ответ[править]

Мозг отвечает не только за мышление[править]

Первая ошибка авторов заявлений заключается в неявном допущении, будто мозг отвечает только за мышление и, следовательно, при отсутствии мышления никакой активности быть не должно. То есть возникает логическая ошибкаотрицание антецедента:

  1. Если протекает мышление (антецедент), то должна наблюдаться активность мозга (консеквент).
  2. Следовательно, если мышление не протекает (отрицание антецедента), то и активности быть не должно (ложный вывод).

На самом же деле, в мозге помимо мышления протекает множество иных процессов, некоторые из которых и вовсе не связаны с психикой. Поэтому в наличии активности при отсутствии работы психики нет ничего удивительного. Мозг включает в себя несколько отделов и множество структур, каждая из которых отвечает какой-то свой набор функций. За такие высшие психические функции, как мышление, отвечают лишь большие полушария. В то время, как, например, продолговатый мозг отвечает за базовые физиологические функции – дыхание, кровообращение, некоторые рефлексы (глазодвигательный, рвотный, чихательный, кашель) и проч.

Активность мозга не влияет на мышление?[править]

Автор второй цитаты применяет черри-пикинг, говоря о том, что якобы активность мозга не влияет на мышление. Нейропсихологам и неврологам известны последствия поражений мозга: например, при поражении теменно-затылочных отделов левого полушария страдают наглядно-образные формы мышления, используемые в операциях пространственного анализа и синтеза, что одной из существенных особенностей поражения лобных долей является нарушение операций с понятиями и логическими отношениями; и так далее[2]; в данных сферах выделяются такие расстройства, как, например, семантическая афазия, при которой нарушается понимание сложных речевых конструкций и которая возникает при поражении нижней теменной дольки доминантного полушария, а также алексия, акалькулия и прочие[3]. Психиатрам известны примеры нарушений мышления вследствие различных органических факторов, таких как нейродегенеративные заболевания или отравления психоактивными веществами (в последнем случае речь идёт ещё и о токсикологии): например, при хорее Гентингтона (наследственное нейродегенеративное заболевание, поражающее стриарные системы, новую кору и другие подкорковые ядра) мозга появляются дефекты понятийного мышления и снижение уровня обобщений и суждений; в инициальном периоде интоксикации каннабиноидами мышление утрачивает последовательность, а ассоциации становятся поверхностными, в типичной картине отравления каннабисом в течение 36 ч может быть параноидный бред и дереализация (ощущение искажённости окружающего мира); при злоупотреблении кокаина может замедляться мышление, могут начаться паранойя и бред; на высоте амфетаминовой интоксикации может развиться паранойя, острый бред отношения или преследования; симптомы отравления ЛСД могут сопровождаться бредом отношения и паранойей[4][5]. Наконец, существуют старые данные о том, что стимуляция глубоких структур мозга может вызывать бредовые идеи и феномены типа deja vu[6]. Таким образом, утверждение об отсутствии влияния мозговой активности на мышление само по себе ложно.

Кроме того, данный вывод является ещё и неправильным логически. Из факта наличия активности мозга без процесса мышления не следует, что активность мозга в принципе на мышление не влияет.

Кома и активность мозга[править]

  1. Вообще говоря, так как авторы ни на что не ссылаются, как-либо анализировать их «данные» практически невозможно.
    • Об активности в каких зонах идёт речь, например? (Возможно, речь о стволовых структурах, которые с мышлением никак и не связаны.)
    • Правильно ли автор понимает слово «кома» – не мог ли он спутать кому и синдром запертого человека – псевдокому? Дело в том, что иногда даже физиологи[7] называют СЗЧ разновидностью комы, хотя СЗЧ даже нарушением сознания не является, а пациент с СЗЧ может общаться с помощью мигания и вертикальных движений глаз[8][9].
    • Не идёт ли речь о вегетативном состоянии (не следует путать кому с вегетативным состоянием, хотя и существует термин «бодствующая кома» – это не одно и то же[10][11]), при котором, например, через фМРТ Адриан Оуэн с соавторами смогли «поговорить» с пациентом[12]?
    • Учитывая, что существуют примеры ложной информации о клинических случаях, которые фигурируют в обсуждении темы души и мозга (примеры в «Смежных заявлениях» к этой статье), откуда сам автор взял сведения?
  2. В некоторых коматозных состояниях действительно можно наблюдать активность мозга: например, дельта-ритм (в случае ЭЭГ-измерения)[13][14]. Однако тот же дельта-ритм отмечается во время глубокого сна, например. Чтобы мозг был активен в той или иной степени, не обязательно проявлять выраженную психическую активность. Кроме того, кома — это по определению не смерть мозга (не говоря о терминальной коме), мозг в коме жив. И так как живой мозг требует для дальнейшей своей жизни питания, ни к чему удивляться наличию кровотока или электрической активности в мозге. В свою очередь инверсия логической цепочки «если есть психика, то есть и мозговая активность» является сама по себе логической ошибкой «подтверждение консеквента». Более того, «при коматозных состояниях различной этиологии мозговой кровоток может быть даже выше его метаболической потребности»[15].

Гипноз[править]

В случае гипноза всё ещё проще объясняется. В книге клинического психолога Скотта О. Лилиенфельда с соавторами[16] мысль, что гипноз не относится к бодрствованию, и вовсе называется мифом; говорится, что гипноз мало похож на сон по ряду причин – как физиологических, так и поведенческих (загипнотизированные люди могут даже сопротивляться); наконец, авторы утверждают: «Научная литература говорит об этом четко: нет никакого транса или дискретного состояния, характерного для гипноза».

В российской клинической литературе у гипноза существуют такие определения, как:

  • «временное состояние сознания, характеризующееся сужением его объема и фокусировкой на содержании внушения, что связано с изменением функции индивидуального контроля и самосознания»[17];
  • «метод психотерапевтического воздействия, предполагающий внушение в измененном состоянии сознания, характеризующееся сужением его объема с фокусировкой на содержание внушения, а также отсутствием критической оценки содержания внушения пациентом»[18].

Так или иначе, в обоих определениях речь не идёт об отключении психики или конкретно мышления.

Собственно говоря, уже сам факт, что во время гипноза ожидается некоторая психическая активность человека (а мышление и вовсе не является обязательно сознательным) в сочетании с материалистическим/монистическим тезисом, что любому психическому процессу соответствует некоторая мозговая активность, устраняет проблему мозговой активности во время гипноза в принципе.

Логические ошибки[править]

  • Анонимный авторитет («известны факты», но как их проверить?)
  • Отрицание антецедента (если есть мышление, должна быть мозговая активность; мышления нет; значит, не должно быть мозговой активности, а она есть) или сверхобобщение (любая мозговая активность должна сопровождаться мышлением);
  • Искажение фактов:
    • черри-пикинг: не упоминаются обратные факты, опровергающие заявление;
    • чучело: гипноз представляется как состояние, в котором якобы не должно быть активности мозга; якобы любая активность мозга означает обычное функционирование мышления.

См. также[править]

Связанные заявления[править]

Категория заявления[править]

Смежные заявления[править]

Апологетические аргументы[править]

Примечания[править]

  1. Интернет-публикации 2015-го года: «Душа есть и она бессмертна»; «Где находится душа?»
  2. Хомская Е.Д. Нейропсихология: Учебник для вузов. 4-е изд. — СПб.: Питер, 2011. — 496 с.: ил. — (Серия «Классический университетский учебник»). — С. 292, 296. Более полная информация – в соответствующей главе «Нарушения мышления при локальных поражениях мозга» (с. 288–306).
  3. Гусев Е.И., Коновалов А.Н., Скворцова В.И. Неврология и нейрохирургия : учебник : в 2-х т. Т. 1. Неврология. — 4-е изд., доп. — М. : ГЭОТАР-Медиа, 2015. — 640 с. : ил. — С. 289.
  4. Тиганов А.С. (ред.) Психиатрия. Научно-практический справочник. — М.: Медицинское информационное агентство, 2016. — 608 с. — С. 159, 291, 298, 299.
  5. Белова М.В. Острые отравления наркотическими средствами // Медицинская токсикология : национальное руководство / Под ред. Е.А. Лужникова. — М. : ГЭОТАР-Медиа, 2012. — 928 с. — С. 571, 572, 578, 581.
  6. Бехтерева Н.П. Нейрофизиологические аспекты психической деятельности человека. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: Медицина, 1974. — С. 62.
  7. Протоиерей Константин Константинов, кандидат биологических наук, лекция «Нейрофилософия», 45:12–45:20.
  8. Штульман Д.Р., Левин О.С. Неврология: Справочник практ. врача. — 6-е изд., доп. и перераб. — М. : МЕДпресс-информ, 2008. — 1024 с. — С. 272.
  9. Белоусова О.Б. Нарушения сознания // Неврология. Национальное руководство. Краткое издание / под ред. Е.И. Гусева, А.Н. Коновалова, А.Б. Гехт. — М. : ГЭОТАР-Медиа, 2014. — 688 с. — С. 156.
  10. Кондратьева Е.А. Вегетативное состояние // Интенсивная терапия : национальное руководство : в 2 т. Т. 1 / под ред. Б.Р. Гельфанда, А.И. Салтанова. — М. : ГЭОТАР-Медиа, 2009. — 960 с. — (Серия «Национальные руководства»). — С. 397.
  11. Белоусова, 2014, с. 154–5.
  12. Owen AM, Coleman MR, Boly M, Davis MH, Laureys S, Pickard JD Detecting Awareness in the Vegetative State // Science, 8 september 2006, vol 313, p. 1402. doi: 10.1126/science.1130197.
  13. Баарс Б., Гейдж Н. (ред.) Мозг, познание, разум: введение в когнитивные нейронауки : в 2 ч. Ч. 1 / пер. с англ. под ред. В.В. Шульговского. — М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2014. — 541 с. : ил. — (Лучший зарубежный учебник). — С. 171, 376.
  14. Усенко Л.В., Мальцева Л.А. (общ. ред.) Нейрореаниматология: нейромониторинг, принципы интенсивной терапии, нейрореабилитации : [монография]. Том 1. — Днепропетровск : АРТ-ПРЕСС, 2008. — 296 с. — С. 70–1.
  15. Усенко, Мальцева, 2008. С. 44.
  16. Скотт О. Лилиенфельд, Стивен Дж. Линн, Джон Русио, Барри Л. Бейерстайн. 50 великих мифов популярной психологии. — М. : Эксмо, 2013. — 512 с. — (Психология. Антология мысли).
  17. Барденштейн Л.М., Пивень Б.Н., Молодецких В.А. (ред.) Клиническая психиатрия. Избранные лекции: Учебное пособие. — М.: ИНФРА-М, 2014. — 432 с. — (Высшее образование). — С. 370. Практически дословно в: Карвасарский Б.Д. (ред.) Психотерапия: Учебник для вузов. 4-е изд. — СПб.: Питер, 2012. — 672 с.: ил. — С. 410.
  18. Тиганов, 2016. С. 536.